09:39 

monochrime
я с собой
Давно не пишу в дайри, потому что старое. Потому что нового во мне столько, что... Те самые полгода - вот они, ни одной записи толком, ни одной.

Я не Македонский, хотя меня с ним сравнивали. Я не убираю мусор, я не прячу рук и взгляда (возможно, это чуть ли не единственное, чего я прятать не хочу), я ершистый и жесткий, и это душа моя.
Почему тогда Мак? Даже в той, старой-старой, игре. Потому что забираю боль.

Я привечаю чужих демонов, они остаются за моей спиной - голодные и с тоскливым взором. Жрать того, у кого внутри черная пустота - бессмысленно, а к другим я не отпускаю. Безжалостно прижигаю тянущиеся щупальцарукимысли.

Я был очень странным Маком.
Македонский ищет одеяла, сухие полотенца, греет воду. Македонский бродит по Четвертой, смотрит на стены, не смотрит в окно и тряпкой, но больше рукавами, смахивает окурки с поверхности. Вот здесь - Слепого, здесь - Сфинкса, тут постарался Лорд. Скоро они вернутся, холодные, голодные, мокрые и счастливые.
Лорд, Рыжая. У Лорда больные глаза влюбленного маньяка, и Маку смешно и одновременно грустно, потому что он понимает. Драконы - они всегда понимают друг друга. Красный Дракон ищет, где тикают часы ("Опять Курильщик, это же он притащил, больше некому!" и вопли Табаки над ухом, кстати, он вот-вот вернется, если не заблудится по дороге из столовой, а он может, вполне в его духе).
Сфинкса нет, и от этого легче, не нужно прятать глаза, не нужно не ловить взгляд пронзительных кошачьих глаз, потому что остальные если и знают (тот же Табаки - уж точно, и Лорд, белый, наверняка что-то чувствует), но только Сфинкс, только мудрая кошка может что-то сделать. А после Волка Македонскому не хочется ошибаться.
Македонский останавливается, замирает, садится на кровать и ждет возвращения остальных. Он находится в комнате, но никого, кроме него, здесь больше нет, так что, может, можно перестать на пару минут присутствовать? Ведь его некому чувствовать, правда?
И призрак Волка за спиной не маячит. "Тебянет. Тебянет здесьисейчас".
***
Мак смотрит на Лорда. Не глаза в глаза, нет. Просто смотрит. Впитывает образ, запечатлевает его на сетчатке глаза, стараясь не смотреть на сиящую рядом рыжую Рыжую. Они с Рыжиком в однобоких отношениях. Мак не так давно в Доме, чтобы знать Чайку. Но историю о ней он знает. Кто-то, кажется, Табаки, напившись той бурды, что они регулярно мешают друг другу, рассказывал... Рыжей все равно на все. У Рыжей немногое. А еще Рыжая не приручила его пока что, как остальных, просто почти_приручила. Ей все равно на него, поэтому, кажется, и не приручает специально - но смотреть на ее сияние и не быть прирученным невозможно.
Он не лис. И не чайка. Он Дракон. Красный - и поэтому от соперничества цвета ему легче. А белый дракон ослеплен и проникнут красным.
Македонский тихо усмехается в губы, прячет руки, заканчивает варить кофе - все знают, что Мак предугадывает желания, ая! - и подает его Лорду. Садится рядом, не желая пока более прислуживать.
Рыжая ничего не хочет. Лорд хочет Рыжую себе, но в этом Мак злому эльфу не может ничем помочь.

Но я не Мак. Я всё тот же молодой мятущийся зверь. Только теперь висмутовая броня разрослась на глаза и на сердце, въелась в кожу, и не сойдет уже пока.

URL
   

хр(т)оническое

главная