monochrime
я с собой
В определенный момент запретила себе ныть о том, что чей-то светлый или не очень образ бьётся где-то рядом с моим сердцем в клетке рёбер.
Но этой-вот-той-ночью осознала, что действительно бьётся. И будет биться. А пока я буду говорить "Эй, я на твоей стороне". И ещё "Я когда-нибудь очень хочу увидеть твои крылья". И "Для меня ты один из тех людей, за которым стоит следовать".
Спа-си-бо.
Спасибо тому, другому, который вынес меня, который "Ты не просто сильная, ты очуметь какая сильная, только держись сейчас и не сойди с ума", когда выгибает от того, что ты - опять - не сумел себя проконтролировать. Давайте начнём изучать практики дыхания. Давайте начнём пить таблетки. Давайте я уже сделаю что-то с этой паникой, по-жа-луй-ста, потому что нельзя так жить. Потому что нельзя в определенный момент срываться с места, бежать, убивать ноги (а они теперь болят, чёрт подери, и вены вздутые, и всё поцарапано, а так я благополучная девочка из хорошей семьи, да)
Спа-си-бо.
Спасибо за то, что меня не убили, а всего лишь тихо и неодобрительно смотрели, а потом отобрали "огненную воду", потому что "полбутылки рома", а ещё виски, кола и где-то между делом, кажется, глотки ежевичного вина. Сладенькое. Для барышень - самое оно, "ещё никто не отказывался".
Спасибо, собственно, за ежевичное вино, и за "всё дело в опыте", и за "я увожу у вас самую красивую девушку в тёмный угол, идите нахуй".
Спасибо за красивых девушек рядом и их выслушивание всего того, на что меня пробивало под алкоголем.
Спасибо, чёрт подери, за пониманием, что тебе не нужно и по-че-му.