monochrime
я с собой
Мы неправильные. Нелогичные. У нас отключается мозг, мы поступаем, как придурки, мы сидим на траве на Цветном, выкуриваем одну пачку на двоих, хихикаем от того, что какой-то парень с фотоаппаратом должен снимать какую-то парочку, а снимает нас - нервных, девочек-скерцо, поющих "Джаа пустит трамвай из болота в рай" срывающимся голосом на "...ай".
Мы смеёмся, мы пишем стихи, мы "я расскажу тебе, как сдохнуть, не умирая", мы "котик, когда-нибудь всё будет хорошо - возможно, не у нас, так у них".
Нам страшно и странно. И щекочет в груди. И в глазах это вечное "всё всегда простим".
Мы идём в магазины и роемся в шмотках, а в итоге покупаем другим подарки; мы слушаем аскеров, у нас нет для них денег, зато есть широкая, шальная, нервическая такая улыбка: "Парень, это прозвучит странно, но у тебя такие офигенные кроссовки".
И да.
Мы действительно всё прощаем.
А ещё мы друг друга всегда поддержим.
Потому что нам незачем друг друга любить.